Середа
19-10-23
22:26

Все для туристов [313]
Информация о г. Яремча
Все для туристів [308]
Інформація про м. Яремча
All for the tourists of [318]
Information is about the city of Yaremcha
Отдых в Буковеле - Отели [27]



Котедж
"Карпатська тиша"

Відпочинок у Яремче

0977739122 - Любов
0665020962



Вечер в Карпатах

Головна » 2010 » Лютий » 16 » Большая гуцульская свадьба
18:35
Большая гуцульская свадьба

Большая гуцульская свадьба

Когда просматриваешь старые фотографии, появляется стойкое ощущение, что зафиксировано на них никуда не делось, не прошло, оно продолжается до сих пор, просто наше сознание уже где-либо. Все, что с нами когда-нибудь было, - реальное, как свет звезд, которые погасли тысячи лет назад. Этот свет существует для нас здесь и сейчас. Следовательно, они сами - здесь и сейчас. Все, что с нами было, - всегда здесь и сейчас. Все продолжается, и если бы можно было это раз и навсегда осознать, может, мы могли бы стать совершенными. Хотя куда уж дальше ...

На одной из фотографий - мы, дети, маленькие гости большого гуцульской свадьбы. Август. За тридцать лет природные декорации не пережили никаких изменений. На заднем плане: крутой склон, слева поросшее лесом обрыв, несколько кустов орешника, ниже видно яму, отгороженный от частного участка забором, в глубине - еще один плот, что делить границы. Хорошо помню: в пятницу вечером раздались первые звуки музыки: скрипка, гармошка, флоярка, цимбал, бубен, трубка. Невероятная эйфория праздника. Темнеет, мы идем на свадьбу, спускаемся с горы на яму, нам навстречу до перелаза идут музыканты, играют «до встричи» ...

Это свадьба, которая больше всего запомнилось. Замуж выходит Паюта Коцева. Паюта была особенной, другой, а может, просто казалась мне такой. Наконец, если казалась, значит была. Высокая, тонкая, с темными волосами до плеч, что на кончиках завивались вверх. Взгляд с иронической искорки, независимость и отстраненность. Моя бабушка, говоря о Паюту, говорила иногда «Коцева девка». Мне было тогда пять лет, слово «девка» никак не ассоциировалось с Паютою, и я возмущенно поправляла бабушку: «Паюта не девка, Паюта - девушка». Девкой мне казалась Анниця Мисьотова - плотный, медленная, ленивые движения и сонный взгляд. Позже двадцатилетняя Анниця родила двоих детей от семидесятилетнего мужчину, была жена, но взял Анницю с детьми к себе, где они и жили все вместе.

Коцеви жили внизу возле Потока - они и сейчас там, но Паюты нет. Ее взял парень из полянок. Теперь ей больше пятидесяти. Я не знаю, как она сейчас, подозреваю, что это знание могло бы разбить лучшие воспоминания детства. Перед свадьбой я скучала через близкую разлуку с Паютою. Вместе с тем, свадьбы еще никогда не было так близко от нашего дома, любопытство диймала меня еще больше, чем меланхолия.

Свадебные танцы - особый момент. Каждая пара достойна Брейгеля. Мимика, способ и ритм движения, одежда так красноречиво и исчерпывающе выражают всю нехитрую истину о человеке и его жизни, не нужен ни один психоанализ. Нередко женщины танцуют с женщинами. Наверное, просто потому, что большинство мужчин или не умеют танцевать, либо слишком пьяны, и «гуцулка» с таким партнером превращается в дикую беспорядочную чехарда, которая «запускает» в тебе инстинкт самоуничтожения. Вообще, если хочешь узнать человека и определить ее конгениальность - пригласи ее на танец ...

Галина Петросаняк родилась в селе Черемошна Верховинского района Ивано-Франковской области. Автор поэтических сборников «Парк на склоне» (1996 г.) и «Свет окраин» (2000 г.), переводчик с чешского и немецкого языков, преподаватель риторики. Лауреат немецкой литературной премии Губерта Бурды, которая ежегодно присуждается восточноевропейским лирикам.

Стихи переведены на английском, немецком, польском, чешском, белорусском и русском языках. Участница международных поэтических фестивалей. Проводит литературные чтения для немецких журналистов.

... Думала об этом, когда год назад была на свадьбе в горах, и мои гуцульские гены гнали меня на танец, все равно с кем. Всех, с кем танцевала, знала в детстве. Один из моих партнеров танцевал особенно бурно, нагнетая скорость, крутя мной то в одну, то в другую сторону, отрывая от земли. Правда, ему не откажешь в хорошем чувстве ритма и определенной изысканности - монотонные движения танца он пытался как-то разнообразить. Не знаю, как насчет чувство ритма, но монотонности он не терпел и в жизни - лет эдак пятнадцать назад взял себе молодую красивую жену, наделал ей детей - где-то шестеро - пьянками и драками довел ее до помрачение ума и оставил вместе с детьми ...

Что греха таить - украинской ментальности таки присущ мазохизм, взращивание позиции жертвы как на общественных, так и на личностных уровнях. Гуцулам, несмотря на всю их часто эксплуатируемую кичем независимость и свободолюбивисть, а главное - несмотря на любовь к жизни, безусловную некичеву жизненную стойкость и выносливость, которая невозможна без силы духа, иногда также нравится быть жертвами. Жизнь трудна, и ответственность за все, что в нем происходит, часто оказывается непосильной - так и хочется перевести ее на кого-то или на что-то. Удобнее ее переводить на злую судьбу, тем более, что никто не знает, откуда она берется, кто ее определяет. Наиболее комфортно думать, что Бог. Ради Бога то легче терпеть. Хотя, по-моему, Бог здесь ни при чем.

Неотвратимость и «сакральность» злой судьбы воспевается в свадебных обрядовых песнях. Обряд виводин молодой - одно из сильнейших детских впечатлений. Подвыпившие свадебные гости стихают, суворишають, взявшись за руки, медленно кружат вокруг стола, заводя при этом печальной. Монотонная тягучая мелодия, депрессивные слова, слушая которые, я думала: никогда не буду выходить замуж:
Зашумела буковинка, ек си развивала, заплакала дивчиночка, ек си виддавала.
Ой не шуми, буковинки, да и ни Развивайся, ни плач, ни плач, дивчиночко, да и ни виддавайсы ...

Заплакала дивчиночка в третью среду ек ударила злая судьба в личико спереди ...
В гуцульском фольклоре очень заметна, на мой взгляд, сквозная особенность искусства вообще: дисгармония, разрушение, упадок, дезориентация, насилия для искусства значительно более производительные, чем гармония, порядок, процветание, ясность и мир. Вообще, зло в искусстве - особенно в нынешнем - производительнее, чем добро. Сатана - большой эстет и абсолютно неординарный художник. Прав был Рэмбо: цветы зла прекрасные, по крайней мере они кажутся нам такими. Но плоды, которые завязываются после этих цветов, - неожиданно смертельны.

Еще одна реалия, без которой едва обходилось гуцульское свадьбы моего детства, - драка. После свадеб живо обсуждались детали: кто, кого, за что, чем и как бил. Вы знаете, как это бывает - агрессивная мужская энергия, спровоцированная водкой, ищет выхода. Определенный тип мужчин в таком состоянии просто активно «ищет гудза» - напрашивается на рукоприкладство. В ход шли не только кулаки, но и колья, бутылки; изредка встречались даже поножовщины. Кто не решался реализовывать свой потенциал воина в публичной ситуации, по дороге со свадьбы избивал свою жену. Биение женщины - это вообще очень важный и устойчивый элемент гуцульской культуры.

На старых фотографиях - соседи. Многих уже нет, многие умерли преждевременно. Как Танахе Мегедин, папа моей первой подруги Лены. Благородное светлое лицо, волнистые волосы с едва рыжим оттенком, улыбающиеся глаза. Танахе был особым - с нами, малыми детьми, он вел себя на равных. Он был душой любого общества, открытым, работоспособным и готовым помочь. Сейчас ему могло бы быть немного за семьдесят. Где-то в девяностых он пошел косить возле дома отаву, а чуть позже жена нашла его мертвым в поле. Причиной мог стать тот самый цирроз, потому что покойный Танахе очень любил выпить. Когда воскресными вечерами он навеселе возвращался из села, весь Поток вздрагивал от его классического «ауф», которое он - дитя войны - восклицал на все лады ...

Люди уходят, рождаются новые, и большое гуцульское свадьба продолжается. Беда там танцует бешеную «гуцулку» с радостью и любовью к жизни, рядом с свадебным деревцем там изобилуют цветы зла, тяжелые будни, как надоедливые свадебные гости, не вылезают из-за стола от субботы до субботы. Там непомерно пьют дешевую водку, бьют женщин и детей, там трехсотлетние обрядовые песни поют вперемешку с русской попсой. Но там еще умеют делиться последним, гордость там еще не омрачает всему человечеству. Поэтому и сумерки этого мира не кажется там таким очевидным.

В материале использованы фотографии из частных альбомов жителей села Черемошна.


[11-01-17][Все для туристів]
Gens fidelissima (0)

[09-07-30][Відпочинок за кордоном.]
Камбоджа: національна кухня (0)
[09-08-15][Відпочинок за кордоном.]
Великі визначні пам'ятки маленької Куби (0)
[09-08-15][Відпочинок за кордоном.]
Кухня Куби: гуаява наяву (0)


Категорія: Все для туристов | Переглядів: 1293 | Додав: vechervkarpatah | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: