Середа
18-09-26
11:01

Все для туристов [313]
Информация о г. Яремча
Все для туристів [308]
Інформація про м. Яремча
All for the tourists of [318]
Information is about the city of Yaremcha
Отдых в Буковеле - Отели [27]



Котедж
"Карпатська тиша"

Відпочинок у Яремче

0977739122 - Любов
0665020962



Вечер в Карпатах

Головна » 2011 » Травень » 26 » Трагедия адекватная истории
17:17
Трагедия адекватная истории

«Трагедия адекватная истории»: роман Марии Матиос «Солодка Даруся» и читательская конференция по этому произведению
С. Жила,

доктор педагогических наук, профессор

Чернигов



Писательница Мария Матиос романом «Сладкая Даруся» смело и решительно отвергла правила политической осторожности и общественных табу - и на свой страх и риск осуществила жестокую путешествие в нашу кровавое и не менее жестокое исторический ад, в бездну, куда страшно заглядывать.

Павел Загребельный

Роман Марии Матиос «Солодка Даруся» называют украинской историей 30-х-70-х годов XX века в ее буковинском и галицком ареалах. Произведение писательницы вводит нас в понимание жизни гуцулов как объекта дискриминационной политики при различных оккупационных режимов, передает напряженные отношения, существовавшие в Бу-Ковин и Галичине между украинским большинством и румынском, немецком, советской администрацией, преломление в философии, психике, мировоззрении, восприятии мира, которые происходят у людей во время головокружительных исторических событий.

Роман Марии Матиос «Солодка Даруся» - закодированное видение мира - дает читателю ключ к сокровищнице человеческих чувств в пограничных ситуациях, помогает глубже познать свою землю, мощное генетические корни народа. Впечатление от восприятия текста очень сильное: картинно все ощущается и представляется, добавляется эмоциональный музыкальный ряд. Атмосфера произведения дает возможность реципиенту погрузиться в то историческое время и убедиться в справедливости аннотационного слова к роману: «... история и каждый отдельный человек всех времен и режимов связанные одной пуповиной, а грех и его искупление - явления почти обозримые, материальные . Это впечатляющая, потрясающая рассказ о беспощадные жернова истории, невитравлюване человеческое зло и неистребимое добро одновременно, о естественной толерантности людей кровей и наций во времена исторических катаклизмов и о непостижимых страсти маленького сердца »(1, с.4).

Авторская дефиниция романа «Солодка Даруся» - драма на три жизни. Произведение Марии Матиос состоит из трех частей, трех мозаичных картин: «Даруся» - драма ежедневная, «Иван Цвичок» - драма предыдущая, «Михайлово чудо» - драма самая главная. Они создают монолитный сплав двух временных плоскостей.

По определению Дмитрия Павлычко, это «повесть, по сюжету - новелла, по широте охвата исторических событий - роман, за насыщением повествования диалогами, прямой речью - пьеса» (2, с.6).

Это исторический, философский, психологический роман, «книга - метафора для всеукраинской новейшей истории».

Отмечаем: роман Марии Матиос «Солодка Даруся» - оригинальное явление в нашей художественной жизни. Он и по строению, и по внутренней трагедийной напряжением, и по структуре раскрытия образов является неповторимым. Писательница выступила новатор, введя новый жанр романа-драмы в украинской литературе. Читателей завораживает искусное сочетание двух слоев повествования - литературной и диалектной, отмеченных элементами кинематографичности и драматургийности. Дмитрий Павлычко отмечал: «Такого Стефанивский лаконизма, лексического богатства, взятого из гуцульского диалекта села Розтоки, где выросла Мария Матиос, в нашей прозе еще не было. А как было, то разве что под пером покутских классиков, но и там литературный язык и диалект не были так органично объединены, как это видно в "сладкой Даруси» (2, с.6).

В литературный текст Мария Матиос вводит 33 диалоги (драма ежедневная «Даруся» - 4 единицы, драма предыдущая «Иван Цвичок» - 10, драма самая «Михайлово чудо» - 19), которые выполняют различные функции. Диалоги приближают эпическое произведение к драматическому, ибо «размывают» его родожанрову структуру. В жанровую матрицу «Сладкой Даруси» эпический и драматический составляющие входят как равноправные части структуры текста, их сочетание образует особый художественный ритм и настроение.

Мария Матиос умело вплетает в эпическую ткань романа сцены с разными мнениями черемошнянцив о главных персонажей - Дарусю, Ивана Цвичка, Матронка и Михаила, придает произведению социального звучания, расширяет его эпические и драматические рамки. их колоритные, интонационно окрашенные голоса звучат в дискурсе повествователя как в фильме Сергея Параджанова «Тени забытых предков» позакадрови разговора - оценочные суждения о главном герое Ивана Палийчука.

Переход от драматических диалогов с авторской рассказы и наоборот воспринимается реципиентами как перебазирование в другую художественную структуру. С помощью таких комбинаций моделируется художественный универсум романа. Такая эпически-драматическая организация текста позволяет нам собственно и сделать вывод, что «Сладкая Даруся» - это роман-драма (романная драма).

Анализируя повесть-новеллу Марии Матиос «Просили папа-мама ...», мы уже тогда заметили, что писательница экспериментирует со структурой художественного произведения, широко вводя в ткань текста диалоги, монологи, драматический элемент (3, с.49, 51).

Диалогичность способствует углублению психологического начала, показывает национальные особенности мышления, становится сцепные звеньями в событийном движении.

Роман начинается диалогом двух соседок - Марии и Василисы - о георгины, розу, лилии, характеризующий сладкую Дарусю как благородную душу, разбирается в цветах и ​​ухаживает за ними, как ребенком. Завершается произведение вновь разговором этих же женщин о розовую розу. Но речь в этом диалоге не о цветке, а о уже известную читателю судьбу главной героини.

Этот начальный и итоговый диалоги воспринимаются как своеобразное обрамление романа-драмы. Размышления о жизни, которое напоминает троякое розу («то черное тебе покажется, то желтое, а там, глядишь, загорится красным»), интуитивное постижение как физического существования, так и духовной сущности бытия. Соседка Даруси Мария, которая время от времени присматривает бедную сироту, наделенная глубинным «Я», мудрым жизненным опытом, поэтому и способна дойти до источников познания и истины.

Кстати, первое название произведения - «Трояка роза». Образ трояко розы являются полисемантичних, сквозным символом третьей части романа. Андрей Кондратюк отмечает: «В украинском фольклоре роза - это роза, роза. Да еще и праматерь «царевны цветов» у нас называют. Но и другие цветы с семейства мальвовых розами зовут. В природе и в художественном творчестве все они часто рядом. Рожа - символ красоты, молодости, процветания, обновления в природе и в чувствах, удовольствие, забав »(4, с.38-39).

Ружа - этот извечный украинский символ, которым опредметнювалося священное, самое дорогое, сокровенное - любовь к родной земле, к своему народу. У Марии Матиос роза является символом красоты и смерти, надежный оберегов нашей духовного наследия, олицетворяет проявления человеческого бытия. С трояко Руже в писательницы ассоциируется панорама познания мира и жизни. Мир в воображении Марии Матиос наделен разнообразием, в жизни человека переплетаются черные и яркие тона. Авторский символ трояко розы возбуждает в сознании читателя понимание многомерности жизни, воспроизводит чувство тревоги, горя, печали и радости. Образ-символ трояко розы играет роль концепта (общему мнению), с помощью которого раскрывается художественная логика авторского мышления в тексте. Он составляет целостную метафорическую художественную картину и метафорическое «понятийное» плетение. Мы видим внутренний и внешний мир героев - в нем действительно судьба Украины, судьба трагична. Роман «Солодка Даруся» так точно воспроизводит нашу историю, нашу духовность, нашу ментальность том, что он пересыпан множеством диалогов, произнесенных вещателями-гуцулами. Общеизвестно, что своеобразие любого народа проявляется в общении, социальном взаимодействии, поскольку именно там концентрируются этнические эталоны - стереотипы со свойственной им особым языком знаков, символов, словесных формул.

Мы согласны с оценкой, высказанной Дмитрием Павлычко о романе как «загадочное, печально и правдиво творение со всей современной украинской литературы» (2, с.6). Мария Матиос умеет касаться болевых точек нашей украинской истории, трансформировать историческую правду в художественную. Каждый читатель задумывается, в пределах которой художественной системы родился роман «Солодка Даруся», и однозначного ответа дать не может. Доминантными являются черты реалистической, находим в сочинении существенный признаки экспрессионизма художественной системы: психологизм в раскрытии внутреннего мира героев, лаконизм и емкость художественного высказывания, прием калейдоскопизму - быстрая смена эмоционально насыщенных картин, драматически-трагическая заостренность конфликта между личностью и тоталитарной системой, между индивидуумом и социумом, воспроизведение чувство тревоги и отчаяния, подчинение событий потребностям выражения сильных эмоций, использование средств повышенной выразительности для нагнетания эмоций, глубокий подтекст произведения, доминирование диалогов персонажей.

Мария Матиос в романе «Сладкая Даруся» обращает такие ключевые понятия философской системы экзистенциализма, как абсурдность мира, отчужденность человека от общества, ее «закиненисть во вражеский мир», пограничные ситуации, страх, одиночество, беспокойство, ужас, отчаяние, внутренняя боль, проблема выбора в особенности художественного стиля.

В «Даруси» - драме ежедневной - события происходят в буковинском селе Черемошное где в 70-х годах XX века. Дарья, главный персонаж произведения, немая, калека. О ней односельчане думают, что она не в себе, а потому годами смеются над несчастной и больной, называя ее «сладкой Дарусею».

В селе помнят, что когда маленькая девочка коварному энкаведистов за леденцы-петушки рассказала, как ее отец - колхозный заготовитель - добровольно отдал бойцам УПА молочные продукты (масло, сыр, брынзу, сметану). Доверчивая, искренняя детская рассказ о ночных дяди, не били ее папы и окна в доме, послужила врагу, привела к потере семьи. Теперь Дарья искренне раскаивается в своем грехе. Она имеет нападения дикого головной боли, которая уничтожает ее.

Дарья спасает себя, как может. Когда водой, когда землей, когда травами. Ведь больше всего ей хочется жить в этом мире, таком веселом, таком цветном и душистом. Когда она здорова - наверстывает то время, как извивается от боли. Она не хочет вспоминать о нем, потому что такая уже измученная, что не знает, как еще ходит своими ногами »(1, с 19).

Никаких особых событий в герметичном Дарусиному жизни, кажется, и нет. Все подается сквозь течение сознании героини: она думает, потому что «не умеет не думать», она вспоминает своих папу и маму и детские шалости с соседским Славка, «стоит в холодной купели осени и борется с гвоздями, забитыми в голову чьим тяжелым, бессердечным молотом », плачет,« положив непокрытую голову в одинокую красную астру ».

Для Даруси особым событием является сбор и ее поход к папе на могилу - эпизоды потрясающей силы в ежедневной драме Марии Матиос. Писательница рассказывает, как сирота деньской собирается на кладбище. Она готовит пасхальную корзину с сыром, маслом, молоком, хлебом, продумывает, что сказать папе. «К папе Даруся идет только посреди улицы, едут машины, идут фиры, тянутся люди - Дарья знает свое: она по дороге к папе - княжна» (1, с.26).

ее негустые, ненадоидливе, уважительное посещения отца напоминает ритуал, «как свадебные дружбы» трясутся за девушкой псы. «Плывет сладкая Даруся в сопровождении собак всегда безлюдной сельской улице, а позади время фыркает несколько моторов, так и не решаются обгонять эту странную процессию, как не обгоняют знающие шоферы ни похороны, ни свадьба» (1, с.27). Девушка раскладывает на могиле принесенные гостинцы, утешается папиным голосом прорывается к дочери из подземелья. Мария Матиос подает необычной поражающей силы картину - эпизод вылетания Дарусинои души на папиной зов. Кстати, из научных трудов знаем, что у отдельных людей происходит выход и возвращение души к телу. Писательница об этом пишет так, будто она сама в жизни наблюдала за этими ощущениями. Честно. Стынет кровь в жилах, когда читаем: «Даруси кажется, что бедная душа на время покинула ее и улетела на папиной голос. Осталось одно тело, будто не Дарусине, не изболевшееся и не почерневшее, а чье-то чужое, неведомое холодное тело, по которому весело снуют муравьи. Она сидит, замерла, почти не дыша, с закрытыми глазами, словно боится, что вот-вот душа вернется обратно в тело, но уже без папиного голоса. А голос плывет отовсюду, как заходящее солнце, - кроткое, недокирливе, терпеливо. И Дарья склоняет такую ​​ясную теперь, покорную голову, сама не зная перед кем: или перед солнышком, или этим голосом пеленае с ног до головы, словно хочет согреть, или налюбиты или нажалиты ...

Наконец налюблена медленно исчезающим папиным голосом, с повернутой в тело душой, Дарья лениво открывает глаза, встает с земли и тогда оглядывается вокруг.

Как она давно здесь не была! Как безвстидно запустила папину дом! Надломленные ветром, желтеющие пряди густой травы кивают головками: давно, ой давно, дочка ... »(1, с.29-30).

После вдумчивого чтения этого эпизода упоминаются почему слова Сергея Параджанова: «Что волосы вздыбилась? Тогда это гениально ... »Действительно, гениально пишет Мария Матиос. Автор потрясающей психологической потуги переворачивает нашу душу и заставляет глубоко думать о вечной проблеме жизни и смерти, о потере дорогих тебе людей, о все-все-все ..., о добре и зле, о предательстве и верности, о памяти.

Пользуясь законом сжатого эпоса («Даруся по сюжету новелла, 25 страниц текста), писательница умеет в небольшом открыть большое, услышать стон человеческой души. Она представляет блестящие психологические срезы жизни главной героини. Автор превращает «баювання» Даруси - удовольствие от разговора с папой на черемошнянському кладбище - в ту вершину, из которой видно все: не только судьбу отдельного сироты, но и целого народа. Недаром одна из женщин в драме ежедневной замечает, что людям следует чаще ходить на могилки, потому что «оттуда все так хорошо видно, что а-а-но тебе ... Лучше, как с Черногоры »(1, с.28).

Археолог Юрий Шилов, исследователь могил Украине, свидетельствует, что родная земля пропитана потом и кровью предков, проникнутая энергией их душ:

«После смерти часть каждой голограммы - электромагнитное поле из специфических молекул железа - остается и продолжает действовать в могиле вместе со скелетом, составляющий вместе с мозгом своеобразный интерфейс, связанный с всеединого Разумом» (5, с.381).

Ученый убежден, что, усиливая умерших психосоциальной энергией через устройства на кладбищах тризн и поминальных праздников, мы получаем их поддержку, а кладбище является вместилищем не столько бренного праха, сколько Безвичного Духа.

Выхватим с панорамы черемошнянського кладбища, искусно нарисованного Марией Матиос, эпизод, в котором все истинно, проникнутое глубокими философскими мыслями и сильными интуитивными ощущениями:

«Она никогда не курит здесь свечу. Потому свеча горит-горит и выжигает все, что есть вокруг человеческого. Огонь свечи изгоняет не только злой дух, но и дух человека, не всегда была мертвой. А как исчезает дух - тогда за умерло человеком тоскуешь все меньше и меньше, пока не перестаешь тосковать вовсе.

Поэтому Дарья не любит людей, которые светят на могилах свечи. Они скорее хотят избавиться от боли, что дышит из-под печальной могильной глины. Люди бегут от тоски, которая заходит зашпоры в душу, как только глаза выхватывают крест. Люди не любят тосковать. Они вообще ничего не любят.

А Дарья не хочет не тосковать по папой. Ведь для нее здесь не тоска - здесь, у папы, лишь столько ее настоящей жизни. Все плохое позади, бледные, потеряло ясность, а тоска по чему-то далеким осталась в Дара-синий голове такой острой, что от того она болит ей. И если не утешит папа - уже никто не поможет Даруси. Вот она и не курит свечу: боится, что придет сюда одного раза - а голос, который всегда плывет отовсюду, как солнце, и не знаешь откуда, больше не встретит ее. Что она тогда делала? ... Если не будет его голоса - не станет и ее. Без голоса зачем ему жить?

Никто, ни одна душа в мире не знает, что Даруси только здесь решаются уста. Иногда он думает, что и сама не знает об этом »(1, с.31-32).

То, что огонь свечи отдаляет дух человека, является правдой. Откуда об этом знает Мария Матиос? Неизвестно. Но какие мысли! Писательница глубоко проникает в сущность жизненных явлений, в характер своей героини; нимбом чистоты, святости, трагедийности окутывает образ Даруси. Сирота тяжело переживает разлуку с отцом. Разговор девушки с отцом, который предстает в его воображении, усиливает трагическое звучание драмы ежедневной, помогает один момент из судьбы Даруси перевести в план широкого обобщения.

Драма предыдущая «Иван Цвичок» по сравнению с драмой ежедневной «Даруся» является более открытой. В ней рассказывается о еще одной обездоленной человека Ивана Цвичка и выносятся на суд читателя различные аспекты общественной жизни. Иван Цвичок - пришелец, невдатливий, нефортунний человек, о котором никто ничего не знал в Черемошное («когда и где Ивану пуп рубили, где крестили, кто его мама-папа, и имеет ли он хотя бы какой дом-двор, или кругов у двора »), пристав жить в Даруси сладкой. Два человека соединили свои несчастливые судьбы, чем вызвали недовольство и даже зависть у властей и жителей села: «Голову к голове прислонили и гулы оба», «сидят себе так - и мир их не касается ...» «Разве наромальна человек будет вот так сидеть посреди белого дня и слушать, как глупый удримбу играет? "(1, с.38-39).

Мария Матиос создает образ мастера, который изготавливает гуцульский губной музыкальный инструмент дрымбу, играет на нем, зарабатывает себе на жизнь, продавая свои изделия из железа в крае. В Косово Вижнице, Яремче, Кутах, Сторонце, Верховине - везде "дрожит в его губах варган, как девушка перед грехом, и добывает из себя то смешные, то сердобольные мелодии» (1, с.46).

Когда Иван Цвичок был у Даруси и играл на дрымбе, у девушки переставала болеть голова. Малоговиркий Цвичок менялся у сироты, у него проснулся дар собеседника, и он многое рассказывал бедной Даруси.

«А она под его голос гейби оживает: и ходит прямее, и в углу губ складочка, как от потайной улыбки, а самое главное - голова ее перестает болеть» (1, С57).

Иван Цвичок учил девушку никогда не любить с мужчинами и даже не узнавать их:

«Боже-Боже .... и когда придет тебе похоть? А я от тебя уйду? Я не могу жить вечно, могу умереть а хоть завтра, что ты будешь делать? Нет, оставайся девкой до смерти ... это не стыдно ... А ты здорова. Не слушай никого. Ты здоровее от всего села цего дурного. Но я не хочу иметь тебя грех, ибо ты круглая сирота и судьба твоя несчастная. Ты судьбою наказан ... а как от мужа придет охота на тебя, то могут пустить по рукам. нет, лучше тебе не знать мужа ... »(1, с.66).

Любовь Ивана Цвик к Даруси собой сплав целого множества чувств. Преобладает святое, высокое отношение к любимой девушке.

Иван Цвичок - этот нефортунний человек (как о нем думали во всем крае) оказался очень порядочным и благородным в любви. Он добровольно обрек себя на страдания и муки любви. Своим поведением Иван Цвичок доказывает, что в нем аккумулировано многовековая мудрость человека в понимании любви. Взаимность Даруси для Ивана стала праздником его душе: «Ради этого ночного стона он был бы колинкував с край света к Дарусиного - а теперь и его - дома» (1, с. 67).

Дарусина дом для Ивана - это пристанище долга, радости, чистоты и свежести. Он понимает, что девушку можно освободить от нимування, отвозит ее в районную больницу, но врачи оказались черствыми и профессионально некомпетентными. Свет, сошлось с светом, общения, отрада, утешение, «радость для двоих - огромная» заканчивается. Иван, защищая свое и Дарусине счастью, попадает на 15 суток в районный отдел милиции, а оттуда приходит к сироты в подаренном сержантом армейском одежде (наряд розлизлося под дождями, когда он заметал дороги в городе). И тут случается непредвиденное: ужасный приступ головной боли у Даруси. Долгая болезнь девушки была вызвана Ивановым возвращением к ней в зеленой рубашке и темно-зеленых штанах - галифе (армейский доспех ассоциировался у нее с совершенным грехом - предательством папы).

Дмитрий Павлычко отмечает: «Образ Цвичка, что его« сладкая Даруся »любит, но жить с ним не может, ибо душа его облеплена землей, а ее душа - в небесах - одно из лучших художественных открытий знаменитой писательницы» (2, с.6 ). Мы поддерживаем мнение Дмитрия Павлычко, что образ Ивана Цвичка является творческим достижением Марии Матиос, но не соглашаемся, что его душа облеплена землей. Он нами воспринимается как воплощение правды и совести народной. Судьба человека всегда входит в судьбу страны. Ивана Цвичка хорошо обшмульга.: А советская тоталитарная система. Одним предложением в сельсовете он, по сути, раскрывает все, что с ним случилось в жизни: «А что своего дома не имею, зачем вы такие умные и ваша власть такая умная забрали мамину комнату, когда она умерла от побоев на МГБ, а меня по людям пустили »(1, с.71). Дарья отправляет из дома Ивана, потому нарушилась гармония их морального союза, возникшего на почве взаимной любви и доверия. Просто Даруся не сможет уже никогда доверять человеку в военном.

В драме главном «Михайлово чудо» меняется время - от настоящего - в прошлое и нациепростир (украинский, румыны, евреи, немцы, поляки); читатель узнает о Дарусиних папу и маму, различных займанцив Черемошное, военные и социальные катастрофы, причину тяжелого недуга девушки -сироты. Здесь Мария Матиос конструирует трагедийный время и пространство, заполняет этот континуум счастливыми и трагическими событиями с заостренной эмоциональностью, тяготеет к христианской мистики (заголовок драмы «Михайлово чудо» называет не только главную героиню Матронка, но и дает проекцию на наказание Михаила и его жены; проклятия , адресованные Даруси, сбываются - девушка становится немой; через добро и зло истолковывает реальную жизнь; прибегает к морализма как социально и религиозно значимого действия).

Писательница умело углубляется в кризисные ситуации человека и общества, исследует стрессовые ситуации, травмирующих жизненные обстоятельства, насладится философских и психических дебрях человеческих душ. Отстаивая сферу абсолютных ценностей, Мария Матиос свидетельствует разрушение человека и действительности и таким образом активизирует трагическое осознание индивидом своей судьбы.

Мария Матиос в драме главном ищет такие выразительные средства, которые бы адекватно к ее замыслу воссоздали жизни гуцулов - одной из этнических ветвей украинский - этого удивительного и до края еще не разгаданного народа ЗО-50-х годов XX века. В центре внимания писательницы талант молодых супругов Илащук с Черемошное - Михаила и Матронка - родителей сладкой Даруси. Автор с помощью ярких художественных деталей показывает, что судьба Михаила и Матронке была уже определена во время их свадьбы.

Когда жених и невеста танцевали гуцулку, то в Фицика на скрипке оборвалась струна. Мария Матиос, творя словесный фотография свадебного танца, убеждает читателя, что основным композиционным элементом его является круг:

«Пьян от радости, Михаил легким движением высадил на ладонь мелкую - ростом ему разве что до пупа - молодую с непривычным для их села именем Матронка, поднял над кудрявой головой и крутил ее над собой, как волчок ...» (1, с .82), или «- Гости! Дорогие мои набутливи гости, смотрите на Михайлово чудо, любуйтесь Михайловым чудом, набувайтеся круг Михаила чуда! На Михайлово чудо смотрите! - На одной руке крутил ее над головами гостей, словно веселую разноцветную цветок »(и, с.82), или еще:« А Матронка, из страха или от радости закрыв глаза, обхватила шею своего молодого обеими тонкими руками, словно ребенок папы, и в неистовом темпе «гуцулки» обвивались ее цветные ленты круг Михаила, как петля, - страшно было, чтобы не задушила »(1, с.83).

Пара находится в круге - олицетворении силы добра, правды, гармонии. Известно: некоторые свадебные танцы (и песни тоже) могут закодировать будущей судьбе молодых супругов. Огненная «гуцулка» предусматривает грядущее Михаила и Матронка. К ним придет брачное счастье, но оно оборвется, как струна на инструменте скрипача. Вспомним аналогичную художественную деталь в повести Ольги Кобылянской «Земля»: на чужой свадьбе влюбленные служанка Анна и хозяйский сын Михаил Федорчук только стали танцевать, но еще не успели соединиться их руки, как «Громким криком прервалась одна струна, и все остановилось на месте. НЕ сомкнувшись, расстались две руки »(6, с.44-45). Не удалось Анне и Михаилу не только потанцевать, но и найти свое счастье, не суждено им пожениться.

Художественных деталей в описании «гуцулки» несколько: разорванная струна, петлю из цветных лент Матронка круг Михаила, Михайлово чудо - и все они приобретают примет знаков-символов.

Магия второй свадебной танца - большой праздничной хоры (по-румынски - «гора-маре») объединила Михаила и Матронка крепкими узами в одно целое: «Эта беспощадная в своей хитрости музыка-испытание представляет танцующими первый знак, и что там знак, - она указывает направление, которым отныне эти двое будут двигаться только синхронно, только с тем, кто в этот момент держит своими руками твои палахки ладони; всегда и только вместе, не нарушая темпа, не ища другого ритма, лишь так, как в этом строгий и величественный танцы - не танцы, а скорее публичной, но безмолвной, клятву на до-смертную верность или добровольное рабство вместе »(1, с.85).

Словесное описание свадебной мелодии полон ритма, музыки, народного театральности, животворное духа украинской сущности. Мощная энергия Марии Матиос творит философию свадебного танца, который соединяет молодых сильнее подвенечное клятвы: «Нет, это не свадебный танец - это жестокий, бесчеловечный предписание всевышний сил о невозможности выйти за линию предустановленной тебе судьбы ...

Те ритмы протискиваются порами под самую кожу даже в толстокожего, заходят, как зашпоры, как занозы, далеко под сердце, а может, скрипка их загоняет таки в самое сердце - и ты уже никогда добровольно не избавишься тонкого, почти неслышимого стенания мелодии, не выжмешь его из себя, как сердце фурункула, не виблюнеш и не вытравишь - разве что умрешь - и лишь тогда скинешся чар этой музыки, как чар живого колдуна.

И даже перед смертью, говорят старики, некоторым людям слышится мелодия «гора-маре», потому что говорят, именно с таким отчаянным грустью, такими неторопливыми шагами - два влево - два вправо, чтобы не спугнуть и не раздавить человека внезапностью, - дает о себе знать близкая смерть ... »(1, с.86).

Сильного описания танца мы не найдем, может, и во всей мировой литературе! Мария Матиос говорит с читателями родниково чистым языком чувствования, мировоззрения, мышления, магического внушения. Блестящий орнаментальный хореографический рисунок большой праздничной хоры писательница наполняет мистикой: Господи милосердный ... Михаил с Матронка так и двигались на опустевшие свадебной полу: два шага влево - два вправо, влево - вправо ... а дальше только качались, прижавшись лбами, и, казалось, что эти молодые-сироты хотят заранее перевесить или отстранить то, что их ждет в будущем. Вплоть гости, а особенно водку женщины, поприкривалы свои головы ладонями, словно также пытались заглушить предупредительные вскрики об опасностях, которые не обходят в жизни никого и, очевидно, не решатся обойти и эту пару ... Потому-то так странно и чудно для этого села покидали пол молодежи, из боязни хотелось их перекрестить ... »(1, с.86).

Опасность и горе действительно не обошли этот супругов. Мария Матиос подает целый ряд бед, которые падают на семью Илащук: похищение Матронка советскими пограничниками в июне 1940 года, пытки и осквернил женщины офицером во время допроса, болезнь Матронка, ее слезы, что «никак не могли остановиться, словно хотели доплыть сметанным лицом до самого моря », ревность Михаила и его издевательства над женой, социальные потрясения (в психологическом отношении очень тяжелые), деградация некоторых односельчан, их моральное нездоровье, потрясения 1950 от голых юных мертвецов возле сельсовета с простреленными висками - засохшими розами (символ смерти), приход ночных гостей за продуктами, допросы Михаила и Даруси, детская правда о папе, который сам согласился помочь боивкарям УПА, психологическая травматизация Матронка, ее отторжение дочери («Лучше бы была струила в утробе такую ​​нечисть или родила немой ...» ), жизненный кризис и самоубийство Матронка (суицид женщины объясняется отказом, нежеланием жить под одной крышей с дочерью, которая предала отца; самоубийство Матронка можно, по З. Фрейду, расценивать как избавление от страданий), воровство Михаила, увечье Даруси, смерть Михаила.

Автор в драме главном показывает, что не только семья Илащук, но и другие жители Черемошное, в котором «колотилось как под цыганской юбкой»; оказались незащищенными перед новыми состояниями общественной жизни. Только за первый год пребывания советской власти в селе были тайно вывезены десять черемошнянських семей неизвестно куда, владельца мельницы еврея Гершка заменено крупнейшим сельским лентяем и болтуном - Лесем Онуфрийчук («Круг мельницы, правда, болтать не надо, но власти видно виднее»), забрано Капетуперову корчму и Гершкова маслобойку, разорены священника и магазин Юзя Розенфельда. Во время войны черемошнянци также чувствовали беспомощными и растерянными, ибо, по словам сельского философа Танасия Максимюк, «эти времена - не для жизни, не для веселья, разве что для мышления и смерти». Быстрая смена властей (румынский - советская - немецкая - румынский - немецко - мадьярська - советская), «история, которая никогда не прекращает ехать колесами по людям» вела к разрушению устоев этнического бытия нации, модифицировала духовную структуру человека.

Критика показала, что Мария Матиос пригололомшуе умением концентрировать драмы «на одном сантиметре текста». Согласимся: каждая драма из трех мозаичных картин «Сладкой Даруси» является маленьким вселенной, который можно воспринимать с разных сторон.

Учителя-словесники должны знакомить учащихся с лучшими произведениями современного литературного процесса. Роман «Солодка Даруся» по взыскательными критериям относятся к выдающимся непреходящий произведений. Это серьезное явление на нашем литературном поле, это наша красная роза. Необычный, беспрецедентный успех имеет этот роман среди читателей: Действительно трудно назвать какой-либо иное произведение литературы, имел бы такой резонанс и резонанс (тираж «Сладкой Даруси» 50 тысяч экземпляров - удивительный для Украины).

Мария Матиос за этот роман стал победителем конкурса «Книга года-2004» и Лауреатом Национальной премии Украины имени Тараса Шевченко 2005 года.

Подаем ориентировочный план проведения читательской конференции по роману Марии Матиос «Солодка Даруся»:

1. Вступительное слово учителя. Цель и задачи конференции. Автор «Сладкой Даруси». Резонанс ее прозаического творчества в Украине, мире.

2. Особенности жанра произведения. Эпически-драматическая организация текста.

3. Роман «Солодка Даруся» - интересное явление в нашем художественной жизни: философский и психологический художественный анализ разрушения устоев бытия украинской нации.

Прокомментировать мнению Дмитрия Павлычко: «Здесь не только о ребенке идет речь, но и о взрослую душу, наконец, о народе, который доверяет врагу за своей неопытности и теряет свое здоровье, даже свой язык».

Аргументировать сентенцию о «Сладкую Дарусю»: «Это книга-метафора для всеукраинской новейшей истории».

Поразмышлять над размышлениями мудрого еврея Гершка: «А сегодня поступили такие времена, что колесница едет - и человека не видит. Переедет - и не спамьятаешся, что уже ни тебя нет, ни совести твои, ни чести. Мужчина один, а колесница каждый раз друга.

.. Эта колесница, въехала сегодня в нашу жизнь, не минует ни немого, ни слепого, ни христианина, ни иудея »(1, с 108).

Прокомментировать отрывок романа, который удостоверяет беспомощность жителей Черемошное перед произволом советской власти: «И в один момент Михаилу открылось, что в его селе медленно становилось так тихо, как в Черемошное по другую сторону реки, хотя мертвецов в селе не стало, и тиф людей не косил; прежнему люди делали свадьбы, храмы и крестины, но достижения стали какие укороченные и подавлены, а село - смутное и малоговирке, как переплакана женщина в полгода после мужниной смерти »(1, с 121).

4. Проблемы, затронутые в произведении: общечеловеческие, философские, политические (государство и народ), социальные, морально-этические.

Докажите, что кризис Матронка носило социальный характер и была связана с ценностной специфике традиционной культуры социума. Прокомментируйте отрывок романа, в котором говорится о том, как страдает Матронка от того, что видит на Калиничци краденую рубашку с красно-желто-зелеными розами: «Как такое может быть, Михайлюню? Что с этими людьми стало, что они такие нехорошие не к чужим - к своим! Как эти люди думают жить дальше и не боятся, что грехи перейдут на их детей? Таже не лишь я глаза и память имею! А вторые люди разве слепые? И почему они все промолчали, и никто из церкви не вышел? Почему? Все же видели! - Матронка заплакала так, если бы ее перед тем выбили »(1, с 141).

Дискуссия «История и каждый отдельный человек всех времен и режимов связанные одной пуповиной».

5. Анализ сюжета романа. Соотношение сюжета и фабулы. Сюжетно-событийный каркас произведения. Сюжетный время и место развертывания событий. Расхождение между фабулой и сюжетом.

6. Образ Даруси сладкой. Трагедия Даруси - трагедия Украины.

Дискуссия «Дарья - образ почти библейский. Вариант Христа и его Голгофы ». Прокомментируйте афоризм Оноре де Бальзака: «Несчастье бывает пробным камнем характера» и объясните фрагмент текста: «Даруся все слышит и все знает, только ни с кем не говорит. Они думают, что она немая. А она не немая. Дарья просто не хочет говорить »(1, с.20).

7. Образы Ивана Цвичка, Михаила, Матронка.

8. Символические образы произведения - ключи к прочтению глубинных пластов романа (трояка ружья, Михайлово чудо, колесница, засохшая роза и др.).

9. Докажите, что семья Михаила Илащука была построена на чистой, благородной, мудрой любви. Кто, по вашему мнению, виноват в развале этой семьи?

10. Анализ позасюжетних элементов романа: описания, лирические отступления, монологи, диалоги.

11. Особые секреты творчества Марии Матиос. Язык произведения.

12. Мария Матиос о своей «Сладкую Дарусю». Место романа в творчестве писательницы и литературном процессе.

13. Оценочные суждения критиков и литературоведов о «Сладкую Дарусю».

14. Инсценировка отрывка «Допрос Даруси» (Действующие лица: Дарья, офицер в галифе - палач Матронка, майор Дидушенко, Михаил и Матронка).

15. Викторина по роману.

16. Мои впечатления от прочитанного произведения.

17. Итоги читательской конференции.

На помощь словесникам и учащимся подаем размышления Марии Матиос о романе «Сладкая Даруся».

«Такие книги, как« Дарья », или« Нация », или« Жизнь коротка », не является деланными, они пишутся в полубессознательном состоянии. Тебя нет, ты между землей и небом, и ты не думаешь о том, как это воспринимать, что об этом скажут, что напишут и вообще будут писать, оно тебя несет, как наводнение, как несет человека вода, и она либо спасется, или нет, она уже себе не подвластна, стихии. Такие книги не придумываются. Оно само приходит. Если бы писать только такие книги, как «Дара-ся», можно и «крышей» поехать »(8, с 12).

«... Мои книги - это книги, написанные левой рукой (я левша от природы), то есть те, которые близки к классическому письма:« Сладкая Даруся »,« Нация »,« Жизнь коротка »и« Дневник казненной ». В моей левой руке сосредоточено все мое сердце, писательский опыт и жажда знаний. Другие книги - это релакс между ними. Ведь для того, чтобы написать «Сладкую Дарусю», - надо было выпотрошить себя энергетически на несколько лет вперед »(7, с.14).

«Ко мне приехали российские издатели и предложили издать в России - я их трижды переспросила! - «Дара-сю» и «Нация». Нормальные условия предложили. Они следят за нашим книжным рынком и говорят, что такие книги способны сделать больше, чем некоторые политики, по крайней мере многое разъяснить той же России, до сих пор пользуется «стереотипным» украинской историей »(8, с 12).

«Я хорошо знаю, что хочу сказать каждой книгой. Я всегда говорю, что «Жизнь коротка», «Нация», «Даруся» - это книги-плети. Они написаны левой рукой, так я от природы левша, то есть правдивой мной, глубинные »(8, с.12).

«Главная героиня моего романа« Солодка Даруся »благодаря беспощадным жерновам истории и беспощадным людям несколько десятилетий была лишена голоса. Но во время самого острого сердечного подъема и высшей драмы своего трагического бытия она наконец сказала одно слово, позвав к себе Богом избранного ей мужа. Впоследствии, нечаянно поражена в самое сердце, Даруся заговорила ... раз, навеки похоронив неоправданные надежды на свое маленькое - человеческое - счастье.

Сочиняя эту книгу, я не надеялась, что образ девушки, битого судьбой и людьми, за короткое время станет метафорой моей страны. Так же, как сладкая, моя стоодурена Украины во время адского прозрения и наивысшего взлета своей отваги и духа, бесстрашно сказала «Да» тому, кого наконец допустила к глубинам своей молчаливой и нелицемерной души »(9, с.2).

Читательская конференция по роману Марии Матиос «Солодка Даруся» нами спланирована так, чтобы старшеклассники через анализ-интерпретацию не только узнали произведение, но и художественную картину мира (культурологический компонент), узнали себя (рефлексивных компонент). Использование учителем литературы таких методов и методических приемов, как дискуссия, проблемная ситуация, толкование афоризмов, инсценировка отрывков текста, комментирование мнений литературоведов способствовать творческому процессу осмысления романа (его текста, контекста и подтекста), побуждать школьников выражать собственное отношение к художественному произведению.

Бесспорно, каждый словесник Украина будет работать над текстом романа, учитывая психологические типы учеников своего класса и собственные вкусы, а значит, моделировать структуру читательской конференции в соответствии с педагогической ситуации. Однако учителям литературы советуем осознанно, «упорядочена» подходить к роману Марии Матиос «Солодка Даруся», вводить старшеклассников в мир концептуальных идей автора, осмысливать произведение в историко-культурном контексте.



Литература

1. Матиос Мария. Сладкая Даруся. - Львов: ЛА «Пирамида», 2005. -176с.

2. Павлычко Дмитро. Бездна, куда страшно заглядывать / / Литературная Украина. - 20 января 2005г. - № 2. - С.6

3. Жила Светлана. Художественно-творческая деятельность учащихся в процессе изучения повести-новеллы М. Матиос «Просили папа-мама ...» / / Украинская литература в общеобразовательной школи.-2003. - № 2. - С.48 -52.

4. Кондратюк А. И. С вишневого сада: Науч.-худож. рассказы: Для сред, и ст. шк.вику / Передм. В. И Скуратовского; Худож. В. И. Бариба. - К.: Молодь, 1991. - 192 с: ил.

5. Шилов Юрий. Ворота бессмертия. - М.: Журн. «Украинская Мир», 1994. - 384с.

6. Кобылянская А.Ю. Повести; Рассказы; Новеллы / Вст.ст, сост. и примеч Ф. П. Погребенника; Ред.тому А. Дзеверин. - К.: Наукова думка, 1988. - 672с. - (Б-ка укр.лит. Дожовт.укр.лит).

7. Мария Матиос. «В моей левой руке сосредоточено все мое сердце, писательский опыт и жажда знаний» / / Украинская культура. - 2006. - № 3 - 4. - С14-15.

8. Мария Матиос. «Ни одна книга не помогла ни одному политику» / / Зеркало недели. - 2006. - № 11. - 25 марта. - С.12.

9. Матиос Мария. Только правды! Непроизнесенные речь Лауреата Национальной премии Тараса Шевченко во время вручения награды / / Литературная Украина. - 2005. - 17 марта. - С.2


[10-03-04][Все для туристів]
У кришталевiй темрявi (0)

[09-07-30][Відпочинок за кордоном.]
Польща: костьоли і синагоги (0)
[09-08-15][Відпочинок за кордоном.]
Мексиканські інгредієнти. Кухня Мексики (0)
[09-09-18][Відпочинок і поради]
Туристичні агентства торгують сексом за кордоном (0)


Категорія: Все для туристов | Переглядів: 960 | Додав: vechervkarpatah | Теги: истории, трагедия, адекватная | Рейтинг: 0.0/0
Всього коментарів: 0
Ім`я *:
Email *:
Код *: